Биография Трофим Лысенко

Трофим Лысенко

Трофим Денисович Лысенко. Родился 17 (29) сентября 1898 года в Карловке Полтавской губернии — умер 20 ноября 1976 года в Киеве. Советский агроном, биолог, основатель и крупнейший представитель псевдонаучной мичуринской агробиологии. Автор теории стадийного развития растений. Академик АН СССР (1939), академик АН УССР (1934), академик ВАСХНИЛ (1935). Директор Института генетики АН СССР (1940-1965). Заместитель председателя Совета Союза Верховного Совета СССР (1937-1950). Герой Социалистического Труда (1945). Лауреат трех Сталинских премий первой степени (1941, 1943, 1949). С именем Лысенко связана кампания гонений против ученых-генетиков.

Трофим Лысенко родился 17 (29 по новому стилю) сентября 1898 года в Карловке Полтавской губернии в крестьянской семье.

По национальности — украинец.

Отец — Денис Никанорович Лысенко.

Мать — Оксана Фоминична Лысенко.

Был старшим ребенком. Позже в семье появились двое сыновей и дочь.

Брат — Павел Денисович Лысенко, химик, работал в металлургическом институте в Харькове, с 1949 года жил в США.

Научился читать и писать только к 13-ти годам. В 1913 году, после окончания двухклассной сельской школы, поступил в низшее училище садоводства в Полтаве. В 1917 году поступил, а в 1921 году — окончил среднее училище садоводства в Умани (ныне — Уманский национальный университет садоводства) на базе дендропарка «Софиевка».

Лысенко учился в Умани во время Первой мировой и Гражданской войн. В это время город захватывали австро-венгерские войска, затем Центральная Украинская Рада. В феврале 1918 года в Умани была провозглашена Советская власть, после чего до 1920 года город периодически переходил в руки «красных» и «белых» армий.

В 1921 году Лысенко был командирован в Киев на селекционные курсы Главсахара, затем, в 1922 году, поступил в Киевский сельскохозяйственный институт (ныне — Национальный университет биоресурсов и природопользования Украины), на заочное отделение, которое он закончил по специальности «агрономия» в 1925 году. Во время обучения работал на Белоцерковской опытной станции селекционером огородных растений.

В 1923 году опубликовал первые научные работы: «Техника и методика селекции томатов на Белоцерковской селекстанции» и «Прививка сахарной свеклы».

В 1922-1925 годах Лысенко работал старшим специалистом Белоцерковской селекционной станции.

В октябре 1925 года Лысенко, закончив Киевский сельскохозяйственный институт, был направлен в Азербайджан, на селекционную станцию в городе Гяндже, которая входила в штат созданного в 1925 году Всесоюзного института по прикладной ботанике и новым культурам (ВИПБиНК, впоследствии — ВИР), которым руководил Николай Вавилов. Директором станции в это время был специалист по математической статистике в агрономии Николай Федорович Деревицкий. Он поставил перед Лысенко задачу по интродукции в Азербайджане бобовых культур (люпина, клевера, чины, вики), которые могли бы решить проблему с голоданием скота в начале весны, а также с повышением плодородия почв при весеннем запахивании этих культур для сидерации почвы «зелеными удобрениями».

7 августа 1927 года в газете «Правда» вышла статья о Лысенко, где о его деятельности в Гяндже говорилось, что он решил задачу удобрения земли без удобрений и минеральных туков, обзеленения пустующих полей Закавказья зимой.

В Гяндже Лысенко начал работы по изучению вегетационного периода сельскохозяйственных растений (хлопчатник, пшеница, рожь, овес и ячмень). В течение двух лет Лысенко ставил опыты со сроками посева зерновых, хлопчатника и других растений, высевая растения с промежутками 10 дней. По результатам этих исследований в 1928 году напечатал большую работу «Влияние термического фактора на продолжительность фаз развития растений». В этой работе Лысенко пришел к выводу, что каждая фаза у растений («регистрировались следующие фазы: посев-полив, всходы, кущение, выход в трубку, колошение, цветение, восковая спелость и время уборки») начинает свое развитие «при строго определенной напряженности термической энергии, то есть при определенном, всегда постоянном градусе Цельсия, и требует определенной суммы градусо-дней».

Производя математическую обработку исходных данных методом наименьших квадратов, Лысенко определил величины констант A и B — «начальную точку, при которой начинаются процессы», и «сумму градусов, потребную для прохождения фазы».

В 1927 году основные положения этой работы были доложены Лысенко на «съезде, созванном Наркомземом Азербайджанской ССР на Гянджинской станции», а затем, в декабре 1928 года — на Всесоюзном совещании Сахартреста в Киеве.

Яровизация растений

Вопрос воздействия пониженных температур на развитие растений затрагивался еще такими известными физиологами, как Г. Клебс и И. Г. Гаснер. Так, например, И. Г. Гаснер на основании своих опытов установил, что если проросшие семена озимых подвергать воздействию низких температур, то выращенные из них при весеннем посеве растения будут выколашиваться.

Работая на Гянджинской селекционной станции, Лысенко также смог добиться ускорения развития растений. На основании своих опытов он разработал методику проращивания семян перед посевом при низких положительных температурах, которая была названа впоследствии яровизацией (такое же название имеет физиологическая реакция растений на пониженные температуры). В 1933 году за рубежом появился термин «вернализация» (от лат. vernus — «весенний»), предложенный в 1933 году англичанами Р. Уайтом и П. Хадсоном. Эти два термина являются равнозначными.

Данная методика в начале 1930-х годов встретила поддержку ряда видных ученых. Так, например, Н. И. Вавилов усматривал главное преимущество яровизации в возможном упрощении селекционных работ, а также в возможности управлять длиной вегетационного периода растений. К тому же яровизация могла бы помочь сохранить озимые культуры от вымерзания в суровые зимы. Главной причиной, по которой Николай Вавилов вначале поддерживал работу Лысенко по яровизации, была его заинтересованность в потенциальном использовании яровизации как средства синхронизации цветения различных видов растений из коллекции ВИР, поскольку коллектив Вавилова столкнулся с проблемами в опытах по скрещиванию разных видов, требующих такой синхронизации. Вавилов, однако, в конечном итоге перестал поддерживать использование яровизации, поскольку метод не принес ожидаемых результатов.

Предложение Лысенко использовать яровизацию как способ повышения урожайности вызвало оживленную дискуссию. В 1930-е годы Лысенко предложил использовать яровизацию в производственных условиях колхозов и совхозов с целью повышения урожайности и уменьшения влияния неблагоприятных погодных условий (вымерзание озимых посевов, суховеи, засуха, дожди в период налива зерна), которые представляли собой значительную проблему в тот период в СССР. В советской прессе утверждали, что агроприем яровизации позволял получить всходы на 4-5 дней раньше обычного. Не дожидаясь проверки методики яровизации, Лысенко стал проводить массовое внедрение агроприема в колхозах и совхозах. В ряде своих статей он доказывал, что яровизация показывает положительные результаты.

Посевы яровизированными семенами наращивались в хозяйствах СССР ежегодно. В частности, в 1935 году опытно-хозяйственные яровизированные посевы яровых зерновых проводили свыше 40 тыс. колхозов и совхозов на площади в 2,1 млн га, в 1937 году — 8,9 млн га, в 1941 году — около 14 млн га. При этом общая площадь посевов зерновых составляла в 1937 году 104,5 млн га.

Однако массовое внедрение яровизации в сельское хозяйство СССР окончилось неудачей. Критики яровизации объясняли этот провал в том числе отсутствием опытных данных по сортам и регионам страны. Для сбора данных были использованы анкеты, рассылавшиеся в колхозы и совхозы. Анкетный метод позволял фабриковать данные, замалчивать негативные результаты, и был удобен для пропаганды яровизации. Отсутствовали необходимые для статистического анализа повторности, не учитывались возможные различия в плодородии почв, засеянных яровизированными и контрольными растениями. Данные, полученные Лысенко и его сторонниками, публиковались в основном в журнале «Бюллетень яровизации», выходившем под редакцией Лысенко, либо в советской прессе. Однако ни в каких независимых научных журналах данные публикации не приводились.

За пять лет исследования яровизации академик П. Н. Константинов собрал данные по 54 сортоучасткам и 35 сортам пшеницы. В 1935 году он опубликовал результаты своих опытов. В них было показано, что яровизация не дает прибавки урожая и, кроме того, повышает вероятность заражения растений твердой головней. В том числе он отмечал, что средняя прибавка урожая составляет только 0,04 центнера на гектар, что в 20 раз меньше данных, приведенных в работах Лысенко. В среднем по годам наблюдалось то снижение, то повышение от яровизации, а в среднем за пять лет яровизация прибавки почти не дала.

Яровизированная пшеница давала 960 кг зерна на гектар, в то время как контрольные растения — 956 кг. Также Константинов указал, что агроприем яровизации требует существенной доработки.

Агроприем яровизации подвергался критике специалистами в том числе из-за возможности повреждения семян в процессе их намачивания, проращивания и посева, трудоемкости этой операции, и большей уязвимости яровизированных растений перед головней. Критиками яровизации в 1930-е годы были П. Н. Константинов, С. Левицкий (Польша), П. И. Лисицын, Д. Костов.

Работы по яровизации перестали публиковаться в 1937 году даже журналом «Яровизация». Яровизация зерновых в период Великой Отечественной войны (весны 1942-1945 годов) и послевоенное время не получила широкого производственного использования. Главная газета страны «Правда» в редакционной статье от 14 декабря 1958 года утверждала, что после массового внедрения техники в хозяйствах СССР, позволявшего производить сев в более сжатые сроки, выполнять яровизацию семян «не всегда оказывалось необходимым». Этот агроприем, по утверждению газеты, продолжал давать «замечательные результаты» при выращивании проса и картофеля.

Трофим Лысенко в молодости

Трофим Лысенко в молодости

В октябре 1929 года Лысенко был приглашен Наркомземом Украины в Одессу, во вновь образованный на базе селекционной станции Селекционно-генетический институт, позднее ставший Всесоюзным (ВСГИ), где возглавил лабораторию по яровизации растений.

Нарком земледелия УССР А. Г. Шлихтер отнесся к идеям Лысенко с энтузиазмом и активно его поддерживал.

В 1929-1934 годах Лысенко работал старшим специалистом отдела физиологии ВСГИ, в 1934-1938 годах — научным руководителем и директором ВСГИ. 17 апреля 1936 года он был назначен директором этого института.

В сентябре 1931 года Всеукраинская селекционная конференция приняла резолюцию по докладу Лысенко, в которой отметила теоретическое и практическое значение его работ по яровизации. В октябре этого же года аналогичную резолюцию приняла Всесоюзная конференция по борьбе с засухой.

В 1933 году Лысенко начал опыты по летним посадкам картофеля на юге.

В 1934 году Лысенко был избран действительным членом Академии наук УССР.

Говоря об итогах своей научной деятельности за 1934 год, И. В. Мичурин в книге «Итоги шестидесятилетних работ» упоминал деятельность Лысенко по исследованию фотопериодизма полевых хлебных злаков.

30 декабря 1935 года Лысенко был награжден орденом Ленина, избран в действительные члены ВАСХНИЛ.

В этот период Лысенко создал как собственные научные работы: «Теоретические основы яровизации», «Теория развития растений и борьба с вырождением картофеля на юге» (в журнале «Яровизация» в Одессе), так и статьи, написанные совместно с И. И. Презентом: «Селекция и теория стадийного развития растений», «Множьте ряды мичуринцев».

Теория стадийного развития растений

Для обоснования своих разработок в области растениеводства Лысенко выдвинул «теорию стадийного развития растений», которую считали научной, помимо сторонников Лысенко, и его оппоненты — Н. И. Вавилов и П. М. Жуковский. Суть теории заключалась в том, что высшие растения должны пройти в течение своей жизни несколько стадий перед тем, как дать семена. Для перехода к следующей стадии требуются определенные специфические условия.

В 1935 году Лысенко писал: «Эта теория исходит из того, что все в растении, каждое его свойство, признак и т. д., есть результат развития наследственного основания в конкретных условиях внешней среды. Наследственное же основание есть результат всей предшествующей филогенетической истории. Результатом этой биологической истории, творившейся путем отбора приспособлений к определенным условиям существования, и являются те требования, которые растительный организм на всем протяжении своей индивидуальной истории, начиная с зиготы, предъявляет к определенным условиям своего развития. Эти требования — обратная сторона выработанных в историческом процессе приспособлений».

На основе этой теории Лысенко предложил проводить яровизацию озимых и яровых зерновых, картофеля и других культур, чеканку хлопчатника.

В 1933 году Николай Вавилов говорил о разработках Лысенко на Международном симпозиуме по проблемам генетики и селекции в США. В том же году Вавилов представил работу Лысенко на соискание премии им. В. И. Ленина как «крупнейшее достижение физиологии растений за последнее десятилетие».

Академик П. М. Жуковский также признавал в его научном достоянии теорию стадийного развития.

Положения теории Лысенко о стадийном развитии растений, по мнению критиков, в некоторой степени соответствовали уровню знаний 1930-х годов, однако не все они были подтверждены экспериментально.

Заведующий кафедрой физиологии растений биологического факультета МГУ Д. А. Сабинин изначально относился с большим интересом к работам Т. Д. Лысенко. Он конспектировал доклады Т. Д. Лысенко, сделанные в 1933-1934 годах, и эти конспекты остались в его бумагах. В 1934 году Д. А. Сабинин посетил Одессу, где Лысенко работал директором Института генетики и селекции. Впоследствии, изучив материалы работ Лысенко, Д. А. Сабинин пришел к заключению, что «теория стадийности» является частным проявлением существовавшей ранее общебиологической теории детерминации, согласно которой организм развивается в строго определенном направлении, испытывая воздействие определенных условий среды и проходя при этом несколько жизненных этапов. В монографии, которую Сабинин написал в 1946-1947 годах, он критически разобрал сущность этой теории. Сабинин вступил в конфликт со сторонниками биологических учений Лысенко (до этого он неоднократно и на протяжении нескольких лет критиковал это учение с кафедры МГУ) и в 1948 году был уволен с преподавательской работы. В 1951 году он покончил жизнь самоубийством, работая океанологом в Голубой Бухте Геленджика.

Трофим Лысенко предложил методику чеканки растений, которая заключалась в обрезании побегов в определенный период их роста, что ускоряет переход растений к плодоношению. В современном Таджикистане и Узбекистане чеканка хлопчатника активно применяется до настоящего времени. Лысенко в 1936 году утверждал, что чеканка прекращает буйный рост растений, их жирование, и заставляет переходить к более раннему цветению и завязыванию плодов.

Летние посадки картофеля

В южных регионах СССР вегетативно размножаемый картофель постепенно давал все более мелкие клубни, которые, кроме того, подвергались сильному гниению, то есть происходило так называемое «вырождение» картофеля. Для борьбы с этим Лысенко предложил производить летние посадки картофеля, утверждая, что остановить «ухудшение породы» картофеля можно путем посадки его не в теплую, а в прохладную почву, в конце лета.

11 января 1941 года в лекции, прочитанной в Политехническом музее, Лысенко утверждал: «Раньше было общеизвестно, что если высадить в сравнимых условиях посадочный материал хотя бы сорта Ранняя роза, полученный из урожая Московской области, и посадочный материал того же сорта, но полученный из урожая Одесской области, то всегда почти без исключения урожайность посадочного материала из Московской области будет значительно больше, чем урожайность посадочного материала из Одесской области. Теперь же можно приводить немало опытных данных обратного порядка. И в прошлом, 1940 г. в опытах И. Е. Глущенко (научного сотрудника Института генетики Академии наук СССР) на участке под Москвой получен урожай картофеля сорта Ранняя роза из клубней летней южной репродукции (Селекционно-генетический институт, г. Одесса) 480,5 ц из расчета на гектар, а в этих же условиях тот же сорт местного происхождения (Московская область, Институт картофельного хозяйства) дал урожай 219,5 ц с гектара. Все это говорит о том, что летние посадки картофеля на юге являются способом не прекращения вырождения породы картофеля, а способом улучшения породы картофеля».

Однако, как и в случае яровизации, был использован анкетный метод сбора данных, позволявший легко фальсифицировать результаты, а какие-либо данные, полученные научными методами, никогда не были опубликованы. Когда летние посадки не дали никаких положительных результатов, Лысенко предложил закапывать собранный картофель в траншеи, пересыпая слой картофеля слоем земли, утверждая, что это снизит потери от гниения клубней. Ho закапывание клубней в траншеи привело к огромным потерям урожая, поскольку гниение клубней лишь усилилось.

Лысенко игнорировал реальную причину вырождения посадок картофеля — вирусы картофеля, подменяя ее абсолютно абстрактными идеями об «ухудшении породы» картофеля.

Игнорирование роли вирусов в вырождении посадок картофеля и последовавший за этим запрет на исследования вирусов растений привели к значительной задержке развития в СССР методов детекции вирусов растений, распространению вирусов не только на юге, но и в других районах СССР, и, как следствие, к резкому падению урожайности картофеля.

Выведение сортов зерновых ускоренными методами

На основе работ Лысенко был создан ряд новых сортов сельскохозяйственных культур (яровая пшеница «Лютесценс 1173», «Одесская 13», ячмень «Одесский 14», хлопчатник «Одесский 1» и др.).

Критики Лысенко отмечали, что сверхбыстрое (за два с половиной года) выведение сортов, которое поставил себе в задачу Лысенко, на практике приводило к недостаточно проверенным и апробированным сортам. Генетики отрицали отбор в первом поколении гибридных растений, который применял Лысенко при быстром выведении сортов.

В конце 1932 года Лысенко заявил в Институте генетики и селекции в Одессе, что берется выводить сорта за вдвое меньший срок — за два с половиной года.

В качестве родительских форм были взяты сорта — одесский позднеспелый сорт «Гирка 0274» А. А. Сапегина, который отличался устойчивостью к ржавчине и головне, и чистую линию «Эритроспермум 534/1», В. Н. Громачевского, выведенную им из азербайджанских пшениц, которая отличалась низкой урожайностью, но скороспелостью.

25 июля 1935 года из Одессы в Москву заведующему сельхозотделом ЦК ВКП(б) Я. А. Яковлеву, Наркому земледелия СССР М. А. Чернову и Президенту ВАСХНИЛ А. И. Муралову была отправлена телеграмма, подписанная академиком Лысенко, который докладывал: «При вашей поддержке наше обещание вывести в два с половиной года, путем скрещивания, сорт яровой пшеницы для района Одесщины, более ранний и более урожайный, нежели районный сорт «Лютесценс 062» — выполнено. Новых сортов получено четыре. Лучшими сортами считаем безостые «1163» и «1055». Меньшее превышение урожая сорта «1163» в сравнении с остальными новыми сортами объясняем сильной изреженностью посевов этого сорта из-за недостаточного количества семян весной. Семян каждого нового сорта уже имеем от 50 до 80 кг. Два сорта — «1163» и «1055» — высеяны вторично в поле для размножения».

Есть мнение, что именно обещания в кратчайшие сроки резко повысить урожаи было причиной того, что Сталин принял позицию Лысенко в дебатах с «вейсманистами-морганистами».

Трофим Денисович Лысенко

Противостояние с генетиками

В августе 1936 года на выездной сессии зерновой секции ВАСХНИЛ в Омске Лысенко сделал доклад «О внутрисортовом скрещивании растений самоопылителей», в котором вступил в дискуссию с Вавиловым и другими генетиками. В данной дискуссии Лысенко отрицал как общетеоретические воззрения своих оппонентов, так и их практическое воплощение в селекционной работе. В частности, Лысенко отрицал метод инцухта полевых культур.

Дискуссия была продолжена 23 декабря 1936 года на IV сессии ВАСХНИЛ, где Лысенко сделал доклад «О двух направлениях в генетике». Лысенко, совместно с И. И. Презентом, ссылались на мнение Ч. Дарвина и К. Тимирязева по вопросу вырождения растений-самоопылителей и полезности внутрисортового перекрестного опыления растений.

В начале 1937 года редактируемый Лысенко журнал «Яровизация» напечатал речь зав. сельскохозяйственным отделом ЦК ВКП(б) Я. А. Яковлева (№ 2) где резко и необоснованно критиковалась теория гомологических рядов изменчивости растений Н. И. Вавилова и хромосомная теория наследственности.

В № 3 этого же журнала была напечатана статья И. И. Презента, в которой он обвинил генетиков классической школы в поддержке троцкистско-бухаринской оппозиции и статья А. К. Коля с нападками в адрес академика Н. И. Вавилова.

В газете «Соцземледелие» 11 января 1938 года была опубликована статья «Оздоровить Академию сельскохозяйственных наук. Беспощадно выкорчевывать врагов и их охвостье из научных учреждений», где как пособники врагов народа указывались Н. И. Вавилов, М. М. Завадовский, П. Н. Константинов.

В 1938 году Трофим Лысенко стал президентом ВАСХНИЛ.

В начале 1939 года редактируемый Лысенко журнал «Яровизация» поместил статью И. И. Презента «О лженаучных теориях и генетике», в которой автор сравнивал работы Н. И. Вавилова и философа-антимарксиста Дюринга.

В середине 1940 года по распоряжению Лысенко заместителем директора ВИР, несмотря на категорический протест Вавилова, был назначен сотрудник НКВД С. Н. Шунденко, который постоянно клеветал и писал доносы на работников института.

В августе 1940 года Николай Вавилов был арестован. Вслед за арестом Н. И. Вавилова были арестованы и погибли в заключении его сотрудники и друзья Г. Д. Карпеченко, Г. А. Левитский, Л. И. Говоров, К. А. Фляксбергер. Н. В. Ковалев был арестован, а позже сослан в Казахстан.

Трофим Лысенко во время Великой Отечественной войны

Во время Великой Отечественной войны Лысенко вместе со многими биологами находился в эвакуации в Омске, где продолжал работать над агротехникой зерновых культур и картофеля.

С 1942 года Лысенко был членом комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков.

В военные годы Лысенко предложил производить посадку картофеля верхушками клубней. Он дал подробную инструкцию, как сохранять и производить посадку верхушек. В обязанность предприятий общественного питания входило срезать и хранить верхушки. Посадка картофеля верхушками позволила использовать основную массу клубня посадочного картофеля для питания, тогда как для посадки использовать лишь небольшую — 10-15 г — его часть.

Еще в 1939 году, изменив агротехнику проса, Лысенко увеличил урожайность данной культуры с 2-3 до 15 центнеров с гектара. 13 декабря 1942 года на сессии ВАСХНИЛ Лысенко утверждал, что «в 1940 году просо на миллионах гектаров стало уже самой высокоурожайной зерновой культурой» и призывал «повернуться лицом к просу». Лысенко предложил систему весенней обработки под зерновые, которая позволяла очистить почву от сорняков до посева, а затем производить посев яровизированными семенами.

3 июня 1943 года в московском Доме ученых Лысенко утверждал, что посадка верхушками «экономит (не менее тонны на гектар) расход картофеля на посадку», а также позволяет улучшать породные качества картофеля, поскольку на посадку в этом случае идут «наиболее крупные по величине и лучшие по другим породным свойствам клубни, всегда идущие на продовольственное использование».

22 марта 1943 года Лысенко получил Сталинскую премию первой степени «за научную разработку и внедрение в сельское хозяйство способа посадки картофеля верхушками продовольственных клубней».

3 июня 1943 года на торжественном заседании АН СССР, посвященном 100-летию со дня рождения К. А. Тимирязева, Лысенко выступил с докладом: «К. А. Тимирязев и задачи нашей агробиологии».

10 июня 1945 года Лысенко было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот», «за выдающиеся заслуги в деле развития сельскохозяйственной науки и поднятия урожайности сельскохозяйственных культур, в особенности картофеля и проса».

10 сентября 1945 года Лысенко был награжден орденом Ленина «за успешное выполнение задания правительства в трудных условиях войны по обеспечению фронта и населения страны продовольствием, а промышленности сельскохозяйственным сырьем».

Депутат ВС СССР 1-6-го созывов (1937-1966). Член ЦИК СССР.

В 1946 году Лысенко написал статью «Генетика» для 3-го издания «Сельскохозяйственной энциклопедии». В данной статье приведена обширная цитата статьи Моргана «Наследственность», опубликованной в США в 1945 году в Американской энциклопедии (Encyclopedia Americana, 1945 год), ее критика, а также описание особенностей «мичуринской генетики». Статья вошла в сборник «Агробиология» Лысенко. Аналогичная статья была опубликована во втором издании БСЭ.

Ветвистая пшеница

Еще в 1938 году в одном из колхозов в Средней Азии была обнаружена пшеница, дающая ветвящиеся колосья. В дальнейшем в этом колхозе вырастить урожай ветвящейся пшеницы не удавалось, однако уже после войны, в 1946 году такую же пшеницу удалось вырастить в колхозе имени 26 бакинских комиссаров. Узнав об этом, Сталин поручил Лысенко на основе этих колосьев вывести полноценный сорт ветвящейся пшеницы, а также «переделать» его на озимый. Расчет был на то, что такая пшеница даст значительный — до пятикратного — рост урожайности без особых вложений. Некоторые сорта пшеницы действительно способны давать ветвящийся колос, но лишь в специфических условиях, включающих разреженную посадку. Если же такую пшеницу высеять на поля, она теряет способность ветвиться, и урожай дает не больше, чем прочие сорта.

Показывая опытные посадки «ветвистой пшеницы», Лысенко укрепил свой авторитет в глазах Сталина, несмотря на то, что сколько-либо значительных урожаев ветвистой пшеницы собрать не удалось.

Превращение видов

В 1950 году Лысенко обобщил свои взгляды в статье «Новое в науке о биологическом виде», почти без изменений составившей статью «Вид» Большой советской энциклопедии, где написал, будто опыты его сторонников доказывают на основе большого фактического материала, что одни виды растений могут постоянно самопроизвольно превращаться в другие (не упоминая о возможности естественной гибридизации) за два-три поколения: зерна ржи и ячменя могут зарождаться в колосьях разных пшениц, зерна овсюга — в овсе.

Обосновывая эти взгляды, он часто ссылался Сталина — на учение из книги «О диалектическом и историческом материализме» о «постепенных, скрытых количественных изменениях, приводящих к быстрым качественным». Выступая 22-24 мая 1950 года на совещании по проблеме живого вещества и развития клетки в московском Отделении биологических наук Академии наук СССР, он заявил, что его школа связывает это с опытами (фальшивыми) О. Б. Лепешинской по самозарождению клеток из «неклеточного вещества», когда клетки ржи или ячменя не превращаются из клеток пшеницы (что они отвергли), а зарождаются «крупинками в недрах организма из не имеющего клеточной структуры вещества».

Сессия ВАСХНИЛ 1948 года

10 апреля 1948 года Ю. А. Жданов, который рассматривал жалобы ученых на Лысенко, выступил с докладом в Политехническом музее на семинаре лекторов обкомов партии на тему «Спорные вопросы современного дарвинизма». Критическое выступление Ю. А. Жданова сам Лысенко прослушал у репродуктора в другой комнате, поскольку ему было отказано в билете на доклад. Последовала переписка и личная встреча Лысенко со Сталиным, который дал указание провести сессию и лично вносил исправления в доклад Лысенко.

31 июля — 7 августа 1948 года происходила Сессия ВАСХНИЛ, на которой большинство докладчиков поддерживали биологические взгляды Т. Д. Лысенко и указывали на «практические успехи» специалистов «мичуринского направления», что можно легко объяснить судьбой предыдущих оппонентов Лысенко.

Из-за ошибочных взглядов Лысенко на генетику (отрицание менделевского расщепления, отрицание неизменных «генов»), а также политизированных высказываний в адрес оппонентов (например, моргановской генетике приписывались обоснование расизма, евгеника, а также служение интересам класса милитаристской буржуазии), критики Лысенко впоследствии рассматривали сессию как «разгром генетики».

Трофим Лысенко и Никита Хрущев

«Письмо трехсот»

11 октября 1955 года в президиум ЦК КПСС направлено «письмо трехсот» — письмо с критикой деятельности Лысенко, подписанное 297 учеными, среди которых были биологи (в том числе уцелевшие генетики), физики, математики, химики, геологи и т. д.

Авторы письма называли И. В. Мичурина выдающимся русским ученым и селекционером, отрицая, однако, связь его работ с «мичуринской биологией» Т. Д. Лысенко и И. И. Презента.

Критики считали деятельность Лысенко «приносящей неисчислимые потери», приводя в качестве примера работы группы сторонников Лысенко по вегетативной гибридизации, «переделке природы» растений и гнездовым посадкам растений, и отрицая практическую и научную значимость этих работ.

Особое внимание критики Лысенко уделили отрицанию им метода инцухта растений, в частности, кукурузы, считая этот метод величайшим практическим достижением генетики и ссылаясь при этом на опыт американских генетиков. Рекомендованный же сторонниками Лысенко метод межсортовой гибридизации кукурузы критики в данном письме считали устаревшим и отброшенным практикой США. По поводу кукурузы они писали: «В результате деятельности Т. Д. Лысенко у нас не оказалось гибридной кукурузы, доходы от внедрения которой, по данным американцев, полностью окупили все их затраты на изготовление атомных бомб».

Критики называли «средневековой, позорящей советскую науку» теорию Лысенко о «порождении видов». Они указывали, что в результате дискуссий 1952-1955 годов эта теория была специалистами СССР полностью отвергнута.

Авторы письма возражали против противостояния с зарубежной генетикой, которую они призывали не обобщать с евгеникой и расистскими теориями, а использовать ее современные достижения на благо СССР.

Математики и физики, написавшие отдельное письмо, утверждали, что попытка академика А. Н. Колмогорова наладить правильное применение статистики в биологии была отвергнута академиком Т. Д. Лысенко.

Н. С. Хрущев, по словам И. В. Курчатова, сильно негодовал и отзывался о письме как о «возмутительном». Сам Курчатов и президент АН СССР академик А. Н. Несмеянов с текстом письма были ознакомлены и полностью его одобрили, но не могли его подписать, так как были членами ЦК КПСС. Однако Курчатов поддержал мнения и выводы ученых в разговоре с Хрущевым.

Неприятие ученых и множество писем в руководящие органы в конце концов привели к отставке Лысенко с поста президента ВАСХНИЛ, однако в 1961-1962 годах Лысенко был возвращен на этот пост по личной инициативе Н. С. Хрущева.

После отставки Н. С. Хрущева, в 1965 году Лысенко был снят с должности директора Института генетики АН СССР, а сам институт был преобразован в Институт общей генетики АН СССР.

В 1966-1976 годах Лысенко работал заведующим лабораторией Экспериментальной научно-исследовательской базы АН СССР «Горки Ленинские».

Трофим Лысенко умер 20 ноября 1976 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Во Франции либерально-консервативной организацией «Club de l’Horloge» в 1990 году была учреждена «Премия Лысенко» (Prix Lyssenko), она вручается «автору или лицу, которые своими произведениями или деятельностью внесли образцовый вклад в дезинформирование в области науки или истории, используя идеологические методы и аргументы».

Личная жизнь Трофима Лысенко:

Жена — Александра Алексеевна Баскова (1904-1983), родилась в Баку в семье Алексея Баскова, работавшего на нефтяных промыслах Нобеля. По окончании гимназии поступила в сельско-хозяйственный институт. Во время практики после 4-го курса познакомилась с Лысенко и вышла за него замуж. Учебу в институте не закончила, не работала, воспитывала детей.

У них родились два сына и дочь: Олег (1929-2008), Людмила (1930-2006) и Юрий (1935 г.р.).

Трофим Лысенко и жена Александра Баскова

Трофим Лысенко и жена Александра Баскова

Награды и звания Трофима Лысенко:

— Орден Трудового Красного Знамени Украинской ССР (21.10.1931);
— 8 орденов Ленина (30.12.1935; 10.06.1945; 10.09.1945; 29.09.1948; 27.10.1949; 19.09.1953; 27.09.1958; 15.09.1961);
— Сталинская премия первой степени (1941) — за общеизвестные работы по летним посадкам картофеля и посадкам картофеля свежеубранными клубнями;
— Сталинская премия первой степени (1943) — за научную разработку и внедрение в сельское хозяйство способа посадки картофеля верхушками продовольственных клубней;
— Герой Социалистического Труда (1945);
— Сталинская премия первой степени (1949) — за научные исследования в области передовой мичуринской биологической науки, обобщенные в научном труде «Агробиология», опубликованном в 1948 году;
— Золотая медаль имени И. И. Мечникова АН СССР (1950) — за выдающиеся труды в области биологии и развития творческого советского дарвинизма, приведшие к важнейшим практическим результатам в сельском хозяйстве;
— Медаль «За трудовую доблесть» (25.12.1959).

Образ Трофима Лысенко в кино:

1990 — «Николай Вавилов» — в роли Трофима Лысенко актер Богдан Ступка.

Богдан Ступка в роли Трофима Лысенко

Богдан Ступка в роли Трофима Лысенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2022 Биография По всем вопросам пишите сюда: info@biojizn.ru